городского округа "город Избербаш"

Администрация

Горячая линия: (87245) 2-70-89

АНТИТЕРРОР

ОСВЕЩЕНИЕ ОБРАЗА НАЦИОНАЛЬНОГО ГЕРОЯ В СМИ КАК МЕТОД ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Массовым террористическим психозом Россия опять была поставлена в точку нестабильного равновесия...

главное, чтобы созданный невротический страх быстро прошел.

Культура пока что выполняет свою стабилизирующую роль.

С.Г. Кара-Мурза. 

Терроризм в России держится на одном из самых эффективных средств манипуляции массовым сознанием – это страх (terror, т.е. ужас). Сегодня, как когда-то в Древней Греции, где зародился этот концепт, все чаще человечество охватывает ужас перед небытием, представленным в форме боли, хаоса, разрушения. У Аристотеля террор побеждался законом. Рассматривая природу страха, следует отметить, что есть страх рациональный, когда осознается источник и величина опасности, принимаются меры преодоления. Но существует и невротический страх, предполагающий крайнюю отчужденность и неадекватность в действиях. Террористы нацелены на формирование именно невротического страха с масштабностью его проявления. Деморализация и запугивание людей и позволяют реализовываться манипуляции.

Теоретическая основа превращения страха в орудие манипуляции излагается Маратом (политический деятель эпохи Великой французской революции, врач, радикальный журналист, один из лидеров якобинцев), который подчеркивал, что для завоевания или удержания власти путем устрашения общества (это и есть политический смысл слова «террор») необходимо создать обстановку массовой истерии. Создание подобной обстановки страха подчеркнуто чеченским террористом С. Радуевым в его выступлении перед выпускниками центра по подготовке боевиков в 1997 г., когда он определяет основную задачу боевиков-террористов – «сеять смертельный ужас» среди военных, находящихся на территории Чечни или вблизи нее. Необходимо усиливать у них «растерянность и страх, захватывать их в заложники и убивать».

Страх – это более эффективное оружие, чем физическое насилие, т.к. он деморализует субъект, сковывает, парализует его волю к сопротивлению, оказывая непрерывное воздействие. Терроризм имеет публичный характер посредством СМИ, что подчеркивалось М. Тэтчер, которая утверждала, что освещение в СМИ – «кислород» террористов. Чем больше общественный резонанс получает террористический акт, тем больше он оказывает воздействие.

В этом случае терроризм становится средством психологического воздействия. Однако он нацелен не на убийство, а устрашение людей. Жертвы становятся инструментом, а убийство – методом достижения цели.

С.Г. Кара-Мурза, размышляя над природой терроризма, пишет: «Из 15 миллионов водителей в России ежегодно гибнет порядка 1 на тысячу. (О числе умерших от СПИДа или от банального пьянства скромно умолчим). От терактов в 1999 году погибло порядка 1 на миллион. Но мы ведь не боимся ездить на машине. Встает вопрос: Почему же мы не боимся ездить на машине, но боимся террористов? Нет заинтересованности в том, чтобы мы боялись автомобиля. Поэтому телевидение и не показывает нам с утра до ночи. Если бы СМИ интенсивно показывали изуродованные трупы жертв автокатастроф, как сегодня мы видим результаты террористических актов, то мы бы боялись автомобиля панически».

Современный терроризм неразрывно связан со СМИ. Газеты XIX века были абсолютно необходимы для террористов, однако зрительного воздействия они оказать не могли. До 1917 г. террористы в России убили тысячи человек, однако эффект был намного меньше, чем сегодня от сотен жертв. Телевидение рождает больший страх.

В настоящее время мы не можем отказаться от газет и телевидения, однако следует помнить, что эти средства могут провоцировать невротический страх, помогая террористам реализовывать свои цели, а могут способствовать реализации механизмов противодействия терроризму. Поэтому в настоящее время необходимо исключить вдумчивую и творческую работу СМИ, направленную на поддержание имиджа террористов и проявляемую в информировании о них и показании результатов их деятельности. «Террористы становятся такими же телевизионными героями, как и спортсмены или звезды шоу-бизнеса. А героям принято подражать и восхищаться ими. Отсюда – эпидемии подражательного поведения, охватывающие общество почти сразу же после резонансных событий, широко освещаемых СМИ».

Одним из «героев» современных СМИ является Андерс Брейвик. «Я – белый человек, русский, христианин. Поэтому для меня – Андерс Брейвик – герой!» Или: «Это обычный, хорошо образованный, умный и активный норвежский мужчина, который от слов и балабольства в интернете перешел к действиям. Определенные убеждения и смелость для этого нужны. Это человек, доведенный до радикализма, до убийств своими же политиками, своим же правительством».

В российских средствах массовой информации появляются подобные заголовки: «Брейвик – герой нашего времени?»; «Герой Норвегии Викинг Андерс Беринг Брейвик» и как итог «Норвежский стрелок Брейвик доволен имиджем, который ему создали СМИ». Сегодня можно уверенно отметить, что Брейвик является абсолютно популярным персонажем. В социальных сетях российского Интернета модераторы постоянно удаляют группы поддержки нациста, так как там не столько сочувствие жертвам, сколько хвалебный поток информации в адрес Брейвика, которого величают героем. Когда подобные заголовки пестрят в сети Интернет, то они все-таки проникают в сознание. Однако когда российский тележурналист, историк, профессор, заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ, ведущий телевизионных программ «Зеркало», «Подробности», «Контрасты» Н.К. Сванидзе для своей статьи в «Московском комсомольце» выбирает название «Герой России убийца Брейвик» это уже вызывает особую тревогу. Культура должна выполнять свою стабилизирующую функцию.

Противостоять террористическим угрозам возможно только уничтожив тот страх, который рождается при каждом сообщении о совершенном теракте. Доминирующими образами должны становится не образы современных террористов, а образы настоящих героев России. Поэтому можно сказать, что освещение образа национального героя в СМИ является приоритетным методом противодействия терроризму в современной России.

Интерес молодого поколения к проблематике героизма очевиден. Активная позиция молодежи обосновывается тем, что СМИ заставляют нас поверить в то, что героев в России нет. Сегодня наши «СМИ предпочитают молчать о подвигах соотечественников». Стремление к подражанию героям, ценностные ориентиры мужества изначально были необходимы молодежи, которая таким образом воспитывалась через подражание. Героизм становится мощным средством воспитания подрастающего поколения в СССР, что было изначально определено В.И. Лениным: «Причина наших побед... – уменье поднять энергию, героизм, энтузиазм масс, сосредоточивая революционно напряженные усилия на важнейшей очередной задаче». Так появлялись герои труда, герои-участники боевых действий. Человеческий мозг, воспринимая информацию о героизме своих соотечественников, естественным образом ее отражал. Так рождались герои. Этот принцип воспитания обосновывается в дальнейшем Дж. Риззолатти, раскрывающим механизм зеркальных систем. Человеческий мозг способен к отражению, которое делает подражание естественным механизмом воспитания.

Следует отметить, что 108 участников Великой Отечественной войны были названы Героями. Память о них не оставляет сердца людей и сегодня. Именно на примерах их подвигов воспитывалась молодежь второй половины XX века. Однако современная политическая обстановка способствовала тому, что Героями России стали 175 человек, участников боевых действий первой чеченской войны, а также – 304 человека, участники боевых действий по отражению вторжения боевиков в Республику Дагестан, второй чеченской войны и продолжающихся действий по ликвидации террористов на территории Чеченской Республики. Эти цифры во многом превышают данные Великой Отечественной войны. Подобное увеличение цифр определяет необходимость фиксированного внимания на проблеме героизма, но образа героя в сознании нет. Трудно вообще выделить героев современности в сознании масс, однако труднее определить понятие героизма.

Герой Российской Федерации Дмитрий Разумовский говорит о героизме следующим образом: «…Я часто думаю: что такое героизм? Мне кажется, героизм и лихость – это совсем не одно и то же. Чтобы погибнуть – не надо иметь большого ума. Героизм должен быть  осмысленным, ведь недостаточно просто закрыть собой амбразуру дзота: пулемет лишь перережет тебя и застрочит с новой силой. Но если поднимутся в этот момент из окопов цепи, значит, погиб ты не напрасно…». Дмитрий Разумовский – подполковник, начальник отделения управления «Вымпел», который отдал свою жизнь, спасая детей, оказавшихся заложниками террористов в Беслане. За успешно проведенную операцию по нейтрализации террористов был награжден званием «Герой Российской Федерации» посмертно.

Система противодействия терроризму в современной России должна выстраиваться с опорой на идеологию, основой которой станет преодоление страха. Отсюда необходимость героев. Для того чтобы перед подрастающим поколением не стояла проблема поиска героя для подражания, а Брейвик не становился национальным героем России, сегодня необходимо вспомнить тех, кто отдает свою жизнь служению Родине.

Личности бойцов отрядов спецназа становятся в этом случае для нас по-настоящему ценными, а на террористические операции необходимо смотреть не через призму страха, но через героические подвиги наших солдат. Одним из таких бойцов был Дмитрий Разу мовский, который с детства решил посвятить свою жизнь служению Родине. Он вступает в ряды Вооруженных Сил СССР, а затем заканчивает Высшее командное пограничное училище в Москве. Его служба в Среднеазиатском пограничном округе была нацелена на борьбу с наркоторговцами, вследствие чего он и заработал особую нелюбовь со стороны местных бандитов. За жизнь бойца спецназа назначались немыслимые суммы. Однако действительность устроена не только по законам войны. Предательство существует и на уровне своих соотечественников. Протест Разумовского выразился публикацией в газетах его письма, разоблачающего коррумпированных военачальников Таджикистана. А затем героические спецоперации: освобождение заложников на Дубровке во время спектакля «Норд-Ост», 1 сентября 2004 года, когда на третий день террористического акта из школы в Беслане прогремели взрывы, Дмитрий Разумовский пошел на штурм здания. Пока внимание террористов было привлечено к нему, группе удалось освободить здание школы.

Еще в Древнем Риме было принято считать, что не обладающему добродетелью патриотизма достойный гражданин и полноценный человек вообще состояться не может. «Умереть в бою – это счастье. Если бы меня спросили – я бы так и хотел умереть…», – говорил когда-то Герой Российской Федерации Дмитрий Разумовский, воспроизводя ценность патриотизма. Все чаще и мы говорим о патриотизме. Однако следует помнить, что только через  доминирование этой ценности Россия может обрести стабильное равновесие, уйти от нев ротического страха, а культура будет выполнять свою стабилизирующую роль.

Ю. Бурова,

доцент кафедры гуманитарных

и социально-исторических наук

Средне-Волжского (г. Саранск)

филиала Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, к.и.н.

Яндекс.Метрика

 

Перевести сайт

.